The Bear In The Bear: «Эмоции я передаю разные»

Довольно интересный материал представили ребята из сибирского города Кемерово. Перспективные пост-хардкорщики, смело сочетающие в себе элементы экстрим-вокала, электроники и тяжелой гитары. Ребята называют себя «The Bear In The Bear«, группа была образована в 2012 году. В сентябре 2016 года вышел новый сингл под названием «Just a Desire«( «Просто желание»), который нам показывает, что коллектив не стоит на месте и развивается, не боясь экспериментировать со звучанием. Контрастный гроулинг, приправленный гармоничной электроникой, с мощной гитарой сразу погружает слушателя в свою атмосферу. Также прекрасно дополняет стилистику чистый вокал, смягчающий композицию, нисколько её не портящий, а лишь вливающий новые нотки, которые позволяют взглянуть на звучание с разных сторон.

На концертах ребята максимально открыты и эмоциональны с залом. Несмотря на грозный экстрим-вокал, вокалист Александр Черпак, общаясь с фанатами, создаёт дружественную атмосферу в процессе исполнения и желание наблюдать за весёлыми танцами и позитивной энергетикой вокруг сцены. Секрет коллектива в отсутствие пафоса и концентрации на звучание. Насколько грозны сибирские «медведи» мы разузнали у фронтмена коллектива Александра Черпака.

the-bear-in-the-bear-cover— Как вы сами характеризуете свой стиль?

А.Ч.: Если говорить терминологически, то post-harcore\electronic, но на самом деле гораздо больше жанров. По возможности делаем танцевальную составляющую в треках.

— Интересное сочетание — электроника довольно гармонично звучит с тяжелой гитарой и вокалом. Над чем сейчас работаете?

А.Ч.: В данный момент работаем над новым материалом. В планах есть клип и ещё кое что интересное, пока не могу разглашать…

— Совершенно секретно! Хорошо, давай тогда так, расскажи, что ты такой формой хочешь сказать миру и обществу? Какой в целом концепции придерживаетесь?

 А.Ч.: Довольно сложно в тяжелом жанре что-то показать миру, ведь основную часть композиции в таких группах составляет музыка, и слова в текстах отходят на второй план. Но если говорить об общем посыле, то, пожалуй, это в чём каждый мог бы найти себя, будь то абстрактное сумасшествие или идеальное существование.

— Ваши тексты на английском — у фанатов нет сложности с пониманием? Или люди приходят в основном на музыку и за драйвом?

 А.Ч.: Хотя тексты на английском, но пока что наша музыка направлена, в основном, на русскоязычную аудиторию. Поэтому люди приходят на музыку и за танцами.

— Весёлый вопрос. Металлкорщики — добрые люди? Например, какой-нибудь бабушке собрание молодых людей с подобной музыкой — кажется чуть ли не массовым побоищем. Какие эмоции через свои песни ты хочешь передать фанатам?

А.Ч.: Конкретно о металлкорщиках не знаю, но люди которые занимаются кор-музыкой, в основном, люди отзывчивые и не злые. Просто все свои какие-то негативные эмоции они могут выразить через музыку. Ну это смотря какая бабушка… Эмоции я передаю разные. Каждая песня — это как отдельная история со своим посылом.

— Как ты привыкал гроулить — голова, как резонирующий элемент, не болела?

 А.Ч.: Поначалу болела, но не от резонирования, а от того, что напрягался сильно (немного неправильно делал). А так, всё ок было!

— Напиши несколько советов начинающим петь в этом стиле? Каких ошибок избегать?

А.Ч.: Первая и самая главная ошибка — это недостаток понимания, что если ты хочешь заниматься экстрим-вокалом, то тебе придётся потратить на это очень много времени и сил. Про опору и дыхание говорить ничего не буду, ибо очень много обучающих статей и видео. Посоветовать могу только заниматься, заниматься и ещё раз заниматься!

Авторы: Антон Балахонов и Мила Журавлёва (Томск)