Second To Sun: «на смену хип-хопу в России придет метал»

Second To Sun — коллектив, созданный Владимиром Лехтиненом на данный момент является самой известной группой из России, исполняющей инструментальный метал. Команда имеет на своём счету контракт от лейбла Century Media, первые места в чартах iTunes и Google Play, несколько тысяч проданных цифровых копий последнего альбома в одной только России и имеет массу положительных отзывов от крупных зарубежных изданий, посвященных подобной музыке. Творчество коллектива базируется на культурном наследии финно-угорских народов, а так же блэк метале и грув метале. К каждой песне имеется отдельный арт и что наиболее важно — за песнями стоят драматические истории, которые очень интересно читать.

s2scover— Привет, Владимир! Поскольку команду вы собрали не так уж давно, а полноценный состав обрели ещё позже, то для тех, кто вас не знает, будет уместно внести немного конкретики. И так, кто вы, откуда и как произошло ваше знакомство?

Владимир: Мы из города, что на Неве. Познакомились мы намного раньше, чем начался Second To Sun, работать вместе начали с блэк-метал проекта Utenomjordisk Hull. Сейчас мы играем инструментальный метал, это такой вид метала, когда одна половина субкультурщиков включает нашу музыку и дружно говорит «О, а где вокал?», а вторая до потери пульса пытается выяснить в каком же стиле всё-таки мы играем.

— Как вы нашли свой жанр? И почему именно блэк метал?

Владимир: Его никогда никто не искал. Просто музыка в большей части (дизайн, музыкальный подход и многое другое) базируется на блэке, а этот жанр нам близок с детства. Кроме того, он отлично подходит России. Впрочем, фанаты ортодоксального блэк-метала считают, что мы не играем блэк, а играем что-то еще, сколько людей, столько и мнений.

— Вспомни первые репетиции в составе Second To Sun, может есть какие-нибудь интересные или нелепые истории?

Владимир: С репетициями никогда проблем не было. А вот сведение у нас всегда происходит очень весело. Дело в том, что барабанщик группы тоже звукорежиссер и порой количество вариантов проекта для альбома доходит до пяти сотен. Вот на первом альбоме The First Chapter так и было. Нет бы выяснять отношения во время сведения альбома, как это делают обычно настоящие рокеры, нет! Мы обсуждаем альтернативную историю, Маннергейма, бренд Mars. А еще делаем мы всё это вручную, прямо Вконтакте, потому что Фёдор ненавидит Skype (а на данный момент мы живём в двух столицах). А теперь представьте: 500 вариантов сведения нового альбома и вот это вот всё вкупе с перепиской ручками. Понятно, почему запись у нас идёт месяц, а сведение полгода, да? Куда уж веселее.

— А как обстоят дела с концертами?

Владимир: Никак. Мы их не даём. Они нам ни к чему. Время концертов в тяжелой музыке стремительно уходит, прыгать на Титаник смысла пока что не вижу.

— У вас нет вокала, отчасти это и повлияло на популярность группы. Но благодаря чему вы передаёте смысл? Проведи краткий декодинг, о чём ваша музыка и творчество в целом?

Владимир: Наша музыка об реалиях жизни. Каждая песня базируется на какой-либо истории, почти всегда связанной с финно-угорскими народами. Почему? Потому что мы эдакий Нейромонах Феофан из глубин Карелии или Коми, где в деревне нет света, газа и ближайший районный центр в сотне километров. Поэтому мы либо играем очень быстро, чтоб зимой не замерзнуть, либо очень грустно и печально, что аж слезы наворачиваются. Вместо вокала на каждой песне у нас по арту, целой картине и тексты мы передаём прямо текстом. В буклете диска, сообществе группы, в разделе лирики, где угодно. Этот момент и заменяет нечленораздельный рёв, характерный для экстремального метала и выгодно отличает нас от тысяч других групп. Упрощает понимание слушателя.

— Коснемся нового альбома Blackbound (2016), есть любимые треки из пластинки? Почему именно они?

Владимир: Есть, это последние две песни – The Fool и Mrakobesie. Первая (Дурак) ну прямо точно про меня самого, поэтому и нравится. А во второй очень сильная смысловая нагрузка и это самое дикое, что когда либо делал в музыкальном плане.

— По твоему мнению, каков секрет успешного альбома? Стиль не важен.

Владимир: Донести его до нужного слушателя. В наше время переизбытка информации, это особенно важно.

— Из вашей биографии известно, что вы работаете с белорусским художником по имен Aleh Zielankievič. Почему он, и на каких условиях проходит это сотрудничество?

Владимир: Условия? Олег рисует. Это действительно важное условие. Представьте, что было бы, если условия рисовать не было.

— Какие отношение у твоего проекта с лейблом Century Media? Что менеджеры вам обещают?

Владимир: У нас вообще никакого отношения к лейблам нет. Чёрта с два я этим ******* отдам свою группу. Если речь об инциденте пару лет назад – им, видимо очень хотелось на нас прикинуть ярмо под названием «Вы же станете отличной группой, будете ездить на концерты и туры, ни черта не зарабатывать и семьям вашим есть нечего будет! Это же так круто!». Только когда видишь условия предложения, оказывается, что это не самый худший пункт. Речь о том, что семьям есть нечего это еще цветочки, некоторые места в коммерческих предложениях позволяют не дышать, не пить и носить балетную пачку. Но одно условие, конечно, действительно стоит коммерческого предложения. Трахать копилки в виде хрюшек, если кому-то это потребуется, менеджеру по продажам лейбла, например. Видели же все такие копилки, да? Там очень маленькие дырочки, очень. Поэтому перед тем, как сунуть в эту дырочку, лейбл должен содрать денег с группы за пластические операции. Взамен (да, это с точки зрения лейбла еще и обмен – такой серьезный бизнес, знаете, с выплатами по авторским по пять долларов в год) группа получает аж ИЗВЕСТНОСТЬ, в наше время, когда блогеры-миллионники покупают себе на ужин доширак, несомненно, крайне важный ресурс. А почему вопрос про Century Media только? Нам еще Metal Blade пару раз предлагали скинуть демо, старые фанаты помнят такое наверняка.

— Бывает критика конструктивная, она часто мотивирует, или несёт в себе неплохие идеи для размышлений, а бывает неадекватная и оскорбительная критика. Как ты реагируешь на хамские выпады в адрес Second To Sun?

Владимир: Да я сам их провоцирую. Должен, должен быть негатив. Просто когда он управляем и ты делаешь его сам, это гораздо лучше, чем спонтанная грязь в адрес группы. Последнее — совершенно бесполезная вещь и реагировать на неё не предпочитаю, обычно у людей это в минутном порыве. А вот когда сказал в интервью, что Gorgoroth не группа, а дерьмо и их вокалисту лучше бы рубашки шить, вот это куда интереснее.

— Как вы оцениваете состояние метал-сцены в СНГ на сегодняшний день?

Владимир: Положительно. Мне почему-то кажется, что на смену мейнстримному хип-хопу в России придет метал.

-Какую музыки и каких исполнителей можно услышать в твоём плеере, что слушаешь на досуге?

Владимир: Deathspell Omega, Metsatöll и Кэти Перри. Последняя в наше время звучит куда тяжелее, чем Lamb Of God. А, погодите-ка… они всё еще играют метал, офигеть.

— Поделись ближайшими планами на будущее, чего ждать вашей публике?

Владимир: Ждать нового альбома. И скорее всего, он будет первым не по финно-угорской тематике.

— Что бы ты пожелал молодым талантам?

Владимир: Пахать над своей музыкой как вол.

— Какие качества в людях ты больше всего ценишь?

Владимир: Ум. Но если человек – женщина, не только ум.

— Спасибо за ответы, на прощанье, пожелай что-нибудь нашему проекту и нашим читателям!

Владимир: Всегда пожалуйста. Больше думайте и не будьте, как Gorgoroth и Гаал.



s2sall